ПРИНЦИПЫ БОРЬБЫ С ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ИНФЛЯЦИЕЙ

1.

Основной способ борьбы с инфляцией Слова — не дать расщепить строение слов — Сопряжение Знака-Значения-Обозначаемого Предмета.

Однако проблема заключается в выяснении состоятельности того, другого и третьего. Для этого нужно выяснить главное:

  1. Есть ли Знак (или это знаковая выдумка)
  2. Есть ли Значение (это может быть навязанным фантомом).
  3. Есть ли Обозначаемый Предмет (это может быть часть другого Предмета)

Именно поэтому необходима Тотальная Лигвистическая Разгерметизация всего понятийного ряда Языка, что предполагает вскрытие всех Знаков и проверку их на состоятельность, недубликатность и проч.

 

  1. Лингвистические Запреты

В ззону риска входят все, у кого рабочим инструментом является слово. Поэтому запрет касается в первую очередь их. 

Запрет касается в первую очередь журналисткой практики, которая всегда отличается реактивностью и некомпетентностью высказываний. Короче, они касаются борьбы против голого слова.

Запрет на первом этапе будет касаться процедуры хватания за язык. Это будет означать прямую ответственность за использование слова.

 

  1. Принуждение к Молчанию

Достаточно аргументов Гегеля для того, чтобы убедить человека воздержаться от непрофессиональных суждений.

Цитата. “Можно вообще сказать, что эта особенность воздерживаться от болтовни представляет собою существенное условие всякого образования и учения; нужно начать с того, чтобы уметь понимать мысли других и отказываться от собственных представлений. Обыкновенно говорят, что ум развивается посредством вопросов, возражений, ответов и т.д. Но на самом деле он посредством этого не развивается, а только получает внешний лоск. Внутреннее же в человеке приобретается и расширяется посредством культуры; тем, что он молча воздерживается от суждения, он не становится беднее мыслями и не теряет в живости ума. Наоборот, он скорее научается благодаря этому понимать других и начинает догадываться, что взбредшие ему в голову мысли и возражения никуда не годятся, и благодаря тому, что он все более и более понимает, что такие мысли никуда не годятся, он отучается иметь такие неудачные мысли”.

(Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. Книга первая. С.-Петербург: Наука, 1993. С. 226).

А если человек не воздерживается и продолжает инфляционный процесс. Он просто увольняется с характеристикой «Нарушитель лингвистического режима Предприятия». С рекомендацией проводить его в следующий через тренинг на молчание и лингвистический допуск.

 

  1. Табуирование

Необходимо законодательное табуирование — священный запрет на использование языка Некомпетентным человеком.

Табу — священный запрет на использование слов Высокого Уровня Сложности (Бог, Абсолют, Государство, Закон и проч.).

Инфлированное Слово перестает играть мифотехническую роль. У него нет перспективы перехода в Символ. Однако использование инфлированного слова на высоком уровне предполагает распространение инфляционных процессов на значительном масштабе. Следовательно и запрет должен быть соответствующим.   

Для этого необходимо вернуть былой статус такого Лингвистического явления, как Молчание.

Это не новость. Принуждение к молчанию — один из эффективных способов заставить Уважать Слово на Востоке. Культура молчания на Востоке привела к минимальному засорению Лингвистического пространства. Иудеям нельзя было произносить слово «Иегова», потому что это имя Бога, которого нельзя упоминать всуе (то есть в банальных обстоятельствах). 

Почему Восток так жестко относится к слову? — именно потому, что оно может дискредитировать — инфлировать предмет. Восточная традиция молчания основывается на том, что все в мире сказано Богом, задача человека только воспринимать Его Слово. А воспринимать его можно только в Молчании.

Именно в контексте понимания инфляции слова можно говорить о молчании как золоте, которое менее подвержено инфляции.

Молчание – это не значит отсутствие языка. Молчание – это особый язык, который увеличивает стоимость Слова.

 

5.

Западный подход предложил прямую противоположность Молчанию — Лингвистическую Динамику, которая выродилась в Лингвистический Террор. Берется любое слово, привносится произвольный смысл, затем смыслы роятся. Вроде смыслов много – а работать с этим нельзя. Нельзя плавать на горе прутьев. Даже если это по виду дерево, их много, они не составят плот.

ЛЕММА. Множество несвязанных смыслов одного слова – большая проблема, чем отсутствие этих  смыслов. Они быстро рождаются и быстро теряются, становясь неприменимой бессмыслицей.  

Исходное положение Запада было таково — Лингвистическая консервация (Молчание) — тоже форма инфляции. В этом есть безусловный резон. Если воспринятое слово останется в Человеке — что толку, есть оно или нет? Если деньги (слова) не выйдут из банка, то люди перейдут на шкуры. Со слов на жесты.

Несмотря на то, что молчание признак мудрости, которая ассоциируется с вечностью, а размноженное Слово — признак суетливости, нерабочее, законсервированное Слово также приходит к инфляции, как приходит к инфляции любой нерабочий орган.

ПОСТУЛАТ. В случае с инфлированием Слова, необходимы: либо выбраковка слова, либо ложных смыслов с восстановлением исконного смысла. Особенно это принципиально в обобщённых словах, которые называются терминами. 

Примером может послужить выбраковка слова «парадигма». 

Выводы. 1. Лучшей борьбой против Инфляции Слова применять методы против Расщепления Слова. 2. Необходимо утвердить финансовый статус слова в законодательном виде. 3. Ввести понятие «право лингвистической собственности».