Глава 10.2 ДИСКРЕДИТАЦИЯ КАК ФИНАНСОВЫЙ ТЕРМИН

  1. лишение кредита или кредитоспособности?

Не все замечают, что дискредитация – финансовый термин, поскольку у него один корень со словом «кредит».

Дискредитация – 1. Лишение кредита 2. Лишение кредитный перспектив (лишение доверия): то, что лишено доверия – то некредитоперспективно. Дискредитация направлена в первую очередь на лишение кредитных перспектив. При дискредитации ставится задача лишить денег дискредитируемого. А это означает лишить его ресурсов развития.

Получается, дискредитация – это двухступенчатый процесс: 1. сначала лишение кредитоспособности, то есть доверительности а потом и 2. лишение кредита. Причём второе – это всегда второе, которое предваряет первое. А суть лишения кредитоспособности – уценка, отъём потенциальных ценностей. 

 

  1. уценка

Итак, дискредитация, по-простому, уценка

С чего начинается финансирование предмета? С доверия к нему, что означает положительное к нему отношение. Финансовая практика начинается с вопроса: как вы это оцениваете?

Инвестирование начинается с оценки. Если оценка произведена, то деньги должны приступить к работе. Положительная оценка обязывает деньги поддержать эту оценку.

ЛЕММА. Положительная оценка выступает как финансовое обязательство.

Эта формула развязывает борьбу за то, что считать ценным, а что не считать. Именно борьба за оценку является борьбой за стоимость, а борьба против – дискредитацией, уценкой. Если предмет теряет стоимость, то он уценивается до того, что деньги отворачиваются от него и идут по другим каналам.

ЛЕММА. Финансовая блокада начинается с уценки.

Уценка может быть малого масштаба. Достаточно сказать приятелю «Ты кому даёшь деньги, он же недобросовестный человек!» — произведётся уценка Предмета финансирования и приятель может оставить намерение дать денег.

Это может быть уценка предприятия: «Зачем тебе вкладывать деньги в то, что завтра рухнет?» Как правило, после мощной дискредитации деньги замирают как парализованные.  

Получается, в деле финансового управления дискредитация играет огромную роль.   

Если же учесть мировую финансовую пирамидализацию, то масштаб дискредитации увеличивается на порядки. Дискредитируются не люди, предприятия, а идеологии, нации, государства, сообщества, символы – всё то, что обладает стратегической жизнеспособностью. Если создаётся Один Эмиссионный орган, Один кредитный орган, то он же требует своего режима дискредитации тех, кто сопротивляется финансовому подчинению. Монопольный закон состоит в полном подчинении Всего Одному. Пока Всё не подчиниться Одному, Одно не успокоится. То, что не подчиняется или составляет конкуренцию, подлежит дискредитации.

Особенно это касается носителей немонопольной перспективы.

ЛЕММА. Монополия на оценку вывлекает необходимость монополии на уценку. 

 

2.

Несомненно, в дискредитации есть и чисто коммерческий интерес. Он не велик на фоне самой ликвидации конкурента, но дает дифиденды.

Дивиденды от дискредитации получается в результате простого отъёма ресурсов. Если дискредитируемый доказан как негативный монстр, у него можно, как у недостойного, забрать всё, что есть. Особенно это ясно после низвержения по законам контрибуции (военной компенсации).   

 

3.

Финансовой тайной за семью печатями является финансирование дискредитации.

Дело в том, что дискредитация имеет свои уровни сложности. Если для дискредитации одного человека достаточно одной фразы приятеля, для дискредитации предприятия – статьи в газете, то для дискредитации конкурирующей идеологии, страны, народ – этого недостаточно. Нужна дискредитация соответствующего Уровня Сложности. Это предполагает масштабные операции по дискредитации, которые бы имели все условия дискредитации:  

  1. Показательность.
  2. Публичность.
  3. Очевидная негативность — помноженные на соответствующий масштаб.

ЛЕММА. Высокий уровень сложности дискредитирует все части сложности.

Почему же дискредитацию нужно сначала финансировать? В этом парадокс, который не понимают многие.

Дело в том, что дискредитация – это показ худшего. Но его сначала нужно выявить и показать, причём большому количеству людей. Это предполагает провокацию – вытягивание из дискредитируемого худшего и его демонстрация. Причём в дискредитации играет закон ложки дёгтя «Одна часть может дискредитировать всё целое» (Малое бросает тень на всё).  

Поэтому дискредитация финансируется для 1. направления на выявления худшего 2. для демонстрации этого худшего.  

Дискредитация может считаться успешной, если все конкурентные части дискредитируемого настолько сатанизированы, что вызывают обобщённое отвращение на уровне рефлекса. Иначе говоря, нормальные и естественные вещи были настолько изуродованы доведением их до абсурда, что только их финансирование, даже упоминание являлось криминальным делом!