КОРНИ И КОРОНА ХУДОЖНИКА СУХАНОВА

КОРНИ И КОРОНА ХУДОЖНИКА СУХАНОВА

Художники не всегда любят называть свои картины, часто ограничиваясь самыми простыми, незначащими названиями, справедливо намекая, что картина внимательному человеку сама всё расскажет, смыслы раскроет и названия даст сам каждый по тому смыслу, что раскрыл.

В этом есть своя правда. Иногда художники также справедливо говорят: да я сам не знаю, что и как получилось: впал в состояние и писал – оторвался – вот картина, смотрю – здорово, а почему объяснить не могу.

 

Философский шедевр Суханова я назвал бы «Корни и корона».  

Такие вещи пишут как завещание, значит наследникам нужно будет картину прочитать, чтобы смыслы вышли наружу.

Перед нами портрет. Но только одна голова художника в центре композиции – в центре мира картины. Голова вписана в мир, окружена теми вещами, которые составили жизнь этой головы. В некотором смысле, голова как плод того, что в картине изображено. Лицо человек, прожившего тяжёлую, часто мучительную, жизнь художника, прошедшего через непризнание, непонимание, отрицание, и уже под занавес понявшего, что его труд не пропал даром — признание приходит, поэтому ответить на вопрос, а что дало силы, как сумел прожить эту жизнь, как сумел выдержать и немилость властей, и падение духа, и слом страны, — и все равно писать? И приходит понимание, что истоки силы – в корнях. Крона питается корнями. Не случайно кельтские друиды, авторы идеи короны, говорили: каковы корни — такова крона. И можно сказать наоборот: какова крона – творческие прорывы – таковы и корни. Друиды ещё говорили: если ты видишь здоровую крону – изучи корни, они стоят того, чтобы их посадить снова. 

Вот в корне — бабушка, скорее всего, художника, которая стала для него источником жизни, вот ушастый бычок, который видимо, запомнился навсегда, вот на заборе цветистые ткани – это все мир деревни, почвы, которую Суханов всегда чувствовал, как свой мир и свою питающую почву. От них идёт солнечная полоса, уходящая за горизонт, наполненная людьми, живущими в сознании.

Известно, что идею короны кельтские жрецы взяли у … подсолнуха, причем не столько по форме, для чего не нужно глубокого анализа, чтобы это увидеть, а по имитации лепестками лучей. Причем семечки символизировали людей, которые находились в круге отношений, но переходили в голову королю (которым сначала до светских королей назывался жрец), который их держал и там пестовал, но не забывал, что именно энергия семян даёт рост лучей короны.

 

Подсолнух – лейтмотив творческого символизма Суханова. Лучшие, самые жизнерадостные и оптимистические вещи имеют эту символическую доминанту. И вот здесь тоже — символ на месте. Голова – есть сердцевина композиционного подсолнуха, которая обрамляется жёлтыми лепестками, подобными лепестками подсолнуха. Но это только далёкие, цветовые ассоциации, но они есть. Дело в том, что в картине солнечной дорогой создан светлый путь за горизонт, который всегда был знаком Высокого Будущего.

Лицо художника – в центре как подобие семечковых сердцевины подсолнуха. Да он – собиратель смыслов этих зёрен, внешне рассыпанных по полотну, но внутренне собранных его головой в целое. И голова – как собиратель времен, связующий прошлое и будущее, корни и крону.  

 

Символизм всегда был знаком мудрого художника, который проложил своему творчеству путь в будущее. Потому что возделывание вечных символов и сознание новых — рассчитано на многие эпохи и многие эмоции. Например, для меня картина Суханова  — напоминание о том же – деревенской почве, которая вскормила Будущее.