ИНСТИТУТ СЕМИОЛОГИИ, ГЕРАЛЬДИКИ И БРЕНДИРОВАНИЯ

ПРОБЛЕМА СЕМИОТИКИ

Начиная трактат по Семиологии, мы отдаём себе отчёт, что нам придётся поставить перед собой сложную задачу, либо не писать эту работу совсем. Для пущей убедительности мы поставим две самые сложные задачи.

Первая сложная задача – усомниться в научной результативности работ авторов прародителей семиотики, в первую очередь Чарлза Пирса – и перевести его результаты в разряд гипотез. 

Вторая задача – доказать научный статус семиотики, сделать то, что никем сделано не было. То, что предлагается сделать по умолчанию не вызывает сочувствия даже после десятков лет околонаучных бдений очень известных и пока признанных авторов. Нам понятно, что если учёный сочиняет направление, это не значит, что оно им станет. Даже если к этому подключится рекламный аппарат. Даже если предмет окажется фактом, это не значит, что наука пойдёт по тому направлению, на которое указывал зачинатель процесса.

Итак, у семиотики не доказан научный статус, не выяснено, есть ли эта наука.

Сравнительно недолгая история семиотики из-за нерешения этого вопроса прошла тернистый путь и до сих пор живёт в двух противоположных мирах — абсолютизации и полного неприятия.

Причина неприятия проста: была попытка подменить все науки, так как всё вокруг может быть знаком. Поэтому всё может стать семиотикой – от физики до литературы. Претензия сделать великое объединение наук под знаком семиотики вызвало бурю эмоций представителей других наук, увидевших в семиотике неадекватную экспансию. Именно эта претензия и стала поводом к довольно нервному неприятию семиотики. Получается, не принималась не семиотика, а её претензии. Особенно если они были спорны, особенно если они были не доказаны.

Попытка защитить семиотику от нападающих была столь же нервной, что сказывалось на качестве научных работ и неспособности создать фундаментальный труд по семиотике, определившей бы основы науки. Вместо этого в СССР выпускается сборник «Семиотика», в котором представлены разные позиции, что не было большим достижением. Накладывать одно спорное на несколько других спорных – значит получить больше спорного, чем научного. Что бы ни говорили семиотики о прелести множества мнения по одному поводу, о том, что это обогащает, наука всё-таки тяготеет к бесспорности, иначе она ничем не отличается от банального обывательского мнения. Множить ошибочные позиции и выдавать это за научное достижение – значит обрекать науку на умирание.

Главной проблемой семиотики являются её неквалифицированные, излишне эмоциональные друзья и враги, имеющие повод к претензиям из-за неквалифицированности и эмоциональности друзей. 

Поэтому наша задача – реабилитировать предмет семиотики, отняв у начинателей права диктовать свои губительные для семиотики условия. За то, что сделано, благодарность получат и Пирс и Моррис, и Лотман, ну а остальное определит Логика Научного Предмета.