КИНОМЕМОРИАЛ ГЕРАСИМОВА — ПРОДВИЖЕНИЕ

 

ЧТО ТАКОЕ АВТОРСКАЯ РЕНТА ГЕРАСИМОВА?

ЗАРАБОТАЛ ЛИ СЕРГЕЙ ГЕРАСИМОВ НА РЕМОНТ СВОЕГО РОДНОГО ДОМА?

НАСЛЕДНАЯ РЕНТА СЕРГЕЯ ГЕРАСИМОВА

(к модернизации законов о наследстве и Наследии)

1 расщепление традиции.

Традиция красива на слух да рентабельна в положительных частях. Но есть ещё и сопутствующие части. Наследие имеет всегда две части – прибыльную и затратную. И, разумеется, меркантильное сознание бухгалтеров, как любит поговоривать Сергей Михеев, стремится отделить одно от другого – забрать прибыльное и удалить убыточное.

Но это не получается!

Я столкнулся с проблемой Наследия и его судьбой давно – занимаясь как раз наследием Сергея Герасимова, нашего великого кинорежиссера, фильмы которого смотрит весь мир, который ими добился признания нашей страны как мировой кинодержавы. До сих пор его имя эксплуатируется московскими деятелями и привлечени на учёбу в режиссеры – имя ВГИКА носит имя Герасимова.

И вот вопрос: а заработал Сергей Герасимов на реставрацию своего дома?

Мы разработали проект Летней Сценарно-Драматургической школы Герасимова на площадке Герасимова как раз на территории его родного посёлка (хутора). И вот называю проблему. Она на фото. Это не фото аккуратного торца, известного из Яндекса, а фото настоящего дома, снятого пару месяцев назад. Как видим, разница огромная – дом на грани сокрушения. Это родной дом Сергея Герасимова на хуторе Герасимовском (сегодня посёлок Десятилетие). Можно ли без позора для проекта провести Летнюю Школу Герасимова около руин его родного дома?

 

 

Конечно, первые мысли – обратиться к губернатору. Но вспомнив опыт работы с региональным министерством, стало понятно, что это обращение в никуда: «денег нет». Хотя есть так называемый киноцентр в городе, который непонятно почему носит имя Герасимова, но видно, что финансируется.  

Второй мыслью – призвать ВГИК устроить субботник в родном доме их Титульного Имени. Но субботник – кампанейщина дилетантов, здесь ремонт нужен серьёзный. И потом нужно понимать, что с этим домом делать дальше. Сегодня он жилой, но ясно, что если так дело продлится, он умрет. И даже если отреставрировать – он без Миссии и Задачи всё равно умрёт. Так вот, непонятно, почему сюда не перенести его музей, который находится доме культуры Кундравов. Это в десяти километрах. С великолепными экспонатами. Спасибо губернатору Сумину, создавшему его.  

Но сегодня денег нет.

Хорошо. Нет денег. Тогда ведём такую логику:

— Фильмы Сергея Герасимова сегодня работают? — Работают.

— Доля Сергея Герасимова в этом заработке есть? – Есть! Она называется авторская рента.

Мы сейчас не занимаемся поисками денег, сначала важно понять принцип – если после смерти Творчество Автора зарабатывает, почему Автор не может использовать это для своей мемориальной политики? К примеру, создать музей в отремонтированном своем Родном Доме?

Нам говорят: а скромность? Что человек сам будет себе памятники и мемориальные киностудии возводить?

Хорошо. Согласен. Хотя часто уже при жизни понятно, что перед нами уже историческое лицо с историческими результатами своей жизни. Хотя бы за поставленный Парад Победы 45 года.

Хорошо, скромность, но ведь есть те, кто ставит вопрос о реставрации Дома Герасимова без Герасимова – последователи его Достижений. Почему на него нет денег? Деньги, которые автор зарабатывает после смерти – это авторская рента, которую забирают частью государство, что справедливо, частью наследники – что непонятно при таком положении дел с Домом Герасимова.  

Хорошо, но что-то остаётся и в РАО!

Вот и вопрос: имеет ли право автор распоряжаться после смерти своей рентой – причем на культурой признанные вещи!?

 

2.

Если да, то тогда она является наследной или рентной? То есть субъект распоряжения кто – наследник или сам Автор? Но если наследнику безразлична судьба Имени и Деяний Предка, а автор сам за себя сказать не может, тогда может быть придание субъектности самому Наследию прав выручит дело?

Действительно, наследство есть, и оно постоянно генерируется в виде ренты – кино Герасимова зарабатывает по всему миру. При всех отчислениях государству за предоставленные возможности снимать и творить, у автора точно остаётся доля. И мне кажется, доля у Герасимова немаленькая.  

Мы сейчас не ставим вопрос, как её найти – это сделать несложно, мы ставим вопрос о том, имеет ли право автор после смерти, при доказанности его культурности, на использование своей авторской ренты в очевидных вещах – на Ремонт Своего Родного Дома? Затем на развитие инфраструктуры, кинозала с его фильмами (при нормальной постановке дела кинозал будет зарабатывать лучше любых кинозалов – с одной стороны в трёх километрах федеральная автотрасса М-5, с другой – курортная зона Урала с массой озер и пансионатов), создания филиала ВГИКА, который будет готовить режиссеров и сценаристов не по … Виктюка, а по классической эстетике Герасимова.  

 

4.

Надо понимать, что это Дом не только Герасимова, но и его великой жены — Тамары Макаровой, которая, я считаю, воплотила не только дух времени тридцатых, но дух Урала образом Хозяйки Медной Горы. И если посчитать вклад Тамары Макаровой – то аргументы в пользу воссоздания Кинохутора Герасимова-Макаровой может стать совершенно предметным вложением их совместной творческой ренты.  

То есть Герасимов и Макарова могут сами обеспечить себя и своё будущее! Ну не должны великие, создавшие советскую кинокультуру, а это так (!), ходить с протянутой рукой, тем более после смерти! На каком основании бухгалтер будет определять судьбу гениев страны после их смерти?

Почему мы не озаботимся определением их творческой ренты и не направим её на Их Заслуженную Судьбу – так необходимую сегодня для кино и нового поколения режиссёров и актёров. Ведь это как раз важнее, чем пассивная «память О…».

Разве не это настоящая реальная практика традиционализма – не на словах с придыханием, а на практике! 

 

5.

Есть этой очевидной линии реализации традиции оппозиция. Главный тезис: Не надо мешать великие имена с деньгами, с этой финансовой суетой. Имена так дискредитируются. 

Наши аргументы просты:

1. Если мы не позаботимся о финансовой судьбе Наследия, то и дискредитировать вскоре будет нечего.

2. Имена своё дело сделали, грехи уже на нас, немощных в делах финансовых, надо научиться так, чтобы не травмировать Память. 

 

6.

Для многих творческих людей поставленный нами вопрос ещё не имеет значения. Многие ещё не уверены, дорастут ли они до бессмертия, хотя бы в творчестве, но ясно, что есть смысл немного подумать об этом и примерить судьбу Герасимова и Макаровой на себя. А ВДРУГ? Это сегодня нам нужна слава и деньги, а завтра? Память и посмертная жизнь в своих трудах. Поэтому есть смысл озаботиться прецедентом Герасимова, чтобы иметь шанс хотя бы влиять на свою судьбу после смерти.