183 просмотров

ИНСТИТУТ ИНИЦИАЦИИ — ПОРТФЕЛЬ ПРОЕКТА

Конкуренция интенсивная против экстенсивной

 

С.Н. Магнитов

КРИЗИС ГЕНОНА

1.

Первый вслед за «Закатом Европы» Шпенглера о мировом кризисе достаточно последовательно писал Рене Генон, традиционалист, мистик, масон, исламист и прочее. Но наше понимание того, что кризис современного мира не означает возвращения назад, к первобытным формам, хотя бы потому, что это невозможно физически, привело к тому, что  мы закрыли тему Генона как вторичную, однако по теме инициации у нас на рынке чтива наиболее авторитетной фигуры нет, а значит берём его для артикулирования апорий т.н. «духовной» инициации.  

Генон в книге «Заметки об инициации» объединил многие свои статьи, чем мы и воспользуемся, чтобы показать Кризис Генона – как продолжение Кризиса Европы и современного мира. Генон есть отпечаток кризиса современного мира.

Начнём с того, что Генон стремится различить истинную интеллектуально-духовную инициацию как приближение и отождествление с «высшими состояниями» отличить от всех искажений, на которые соблазняется человек.

Генон показывает искажение — религиозный экстаз.

Показывает искажение – ложный мистицизм и эзотеризм.

Показывает искажение – психическое напряжение.

Показывает искажение – ясновидение яснослышание и контакты с эфиром.

Мы, кстати, сразу готовы согласиться с этим. 

Что же он предлагает?

Он предлагает некое истинное интеллектуально-духовное соединение с высшими вещами.

2.

Мы давно уже отметили, что в слове «инициация» нет никаких значений, связанных с духовностью, интеллектом и прочими выдумками. Мы отметили, что инициация сначала инициатива — частная, личная инициатива – (по любому предмету!) – как претензия, которая доказывается в живом исполнении – под контролем более высокой степени оценивающего специалиста. В инициации соединяется слово и дело, хочу и могу, знаю и делаю, не нравится – сделай лучше. 

Нам скажут, что это упрощение инициации в сравнении с Геноном.

Во-первых, инициация может взять любой предмет – к примеру, административная инициация, интеллектуальная инициация, финансовая инициация и проч. Где ограничения? Их в слове нет.   

Во-вторых, что считать упрощением: сделать собственными руками подкову или ощутить прилив эйфории от веселящего напитка? 

Интересно другое: инициация, берущая начало в разных кастах, предполагала как раз «практическое» исполнение претензии: юноша-масон должен был показать кладку камня, зрелый розенкрейцер показать успех в реальных науках и прочее. 

Все остальное можно просто придумывать. И напрасны будут усилия Генона по дисциплинированию простых кандидатов от воображаемых смыслов. Попробуйте простака переубедить, что его экстаз – всего лишь искажение, а не духовный прорыв. Эйфория, которую испытывает всякий, поднимает самый простой умишко до небес – и попробуйте простака переубедить, что это самообман и его, как заявляет Генон, «психическое состояние не содержит ничего «высшего» или «трансцедентального» (Рене Генон, Кризис Современного Мира, ЭКСМО, 2008, с. 158). Миллионы свидетельств, что любая эйфория кажется человеку снисхождением высших сил.   

Да, нарастание фантомно-мультипликативного сознания – явный признак кризиса и конца современного мира, но Генон – тоже в этой обойме. Или кто-то пожелает защитить Генона в этом фрагменте: «если кто-нибудь, например, захотел бы вступить в отношения с ангелами, не выходя их состояния человеческого индивида, он бы не продвинулся с инициатической точки зрения» (там же с. 160)?     

Да, разумеется, для отношений с ангелами нужно что-то покрепче. Но чем одна мультипликация сознания отличается от другой? Качеством мультипликации? Чем отличается воображение ангелов у детей, которые переживают их пришествие гораздо более ярко в своем воображении, чем самый продвинутый «духовидец» — почему дитя не считается погружённым в инициацию, если переживает то же самое? 

Очевидная апория, показывающая кризис геноновских фантомов, а значит кризис его версии инициации, как чисто умозрительно-духощипательной акции.