193 просмотров

АНТИМАЙДАН — ПРОДВИЖЕНИЕ

Вышла книга «Антитроцкизм как Антимайдан»

 

Актуальная работа по идеологической составляющей майданов.

 

АНТИМАЙДАН — ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА

А.В. Болдырев

 

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ» ПЛАТОШКИНА

В спорах о Платошкине пора поставить точку.

В силу того, что сферой моих научных интересов являются троцкизм, майдан, революция, — государственный переворот не мог остаться вне сферы моего внимания. Поэтому книга Эдварда Люттвака «Государственный переворот, практическое пособие» естественным образом привлекла моё внимание.

Сама по себе книга заслуживает особого внимания, и я вернусь к ней в своё время. Но сейчас я хочу поговорить не о книге непосредственно. Но о связанных с ней событиях, которые трудно назвать совпадениями. Дело в том, что когда я открыл посвященную книге страницу в Википедии[1], то с определенной мерой изумления узнал, что перевод выполнил ни много, ни мало, Н.Н. Платошкин – получивший некоторую известность оппозиционер.

В последние месяцы он как-то «подсдулся». Куда-то делась жесткая оппозиционность, нахрап. Да, он критикует Власть и Путина, но как-то тихонько, без энтузиазма. По принципиальным вопросам, в частности, в вопросе Спецоперации на Украине он выразил полную лояльность действующей Власти. Трудно сказать, в чем причина такого его поведения. Убеждения? Статус помощника депутата ГД от КПРФ, когда с одной стороны, связывает фракционная дисциплина, а с другой затягивает «текучка» в избирательном округе? Или достигнутые в ходе следствия договоренности, в соответствии с которыми Платошкин по очень серьезным статьям отделался штрафом и условным сроком? Здесь сложно судить, не имея достаточно информации. Поэтому и не беремся.

Однако есть вопросы, которые являются стратегическими, определяющими жизнь и судьбу. Для которых вопросы тактические, вроде статуса помощника депутат ГД от КПРФ на смешной по историческим меркам срок, или необходимости уйти от реальной отсидки, существенного значения не имеют. Есть вопросы и решения, которые «навсегда». Которые ясно говорят, что у Платошкина всё еще впереди. И к таким относится, например, соавторство книги. Как известно, «рукописи не горят».

И чтобы пояснить последнее утверждение, обращусь к своему опыту переводчика.

Перевод с одного языка на другой не является обезличенной функцией, которая у любого пользователя срабатывает одинаково. Это перевод из километров в мили или из фунтов в килограммы будет всегда и везде одинаков. А с языка на язык – это в принципе не возможно. Каждый переводчик, обрабатывая оригинальный текст в своем сознании, интерпретирует его по-разному. Хрестоматийный случай – литературные переводы. Когда одни переводы сонетов Шекспира ценят за точность, а другие — за стихотворное изложение. Некоторые переводы вообще становятся самостоятельными литературными явлениями, типа «Волшебник страны OZ» — «Волшебник Изумрудного Города» или «Пиноккио» — «Буратино». То есть, переводчик привносит свой вклад, перевод уже представляет собой совместный труд и переводчик по праву может считаться соавтором получившегося интеллектуального продукта. Так что Н.Н. Платошкин с полным правом может считаться соавтором издания «Государственного переворота …» на русском языке. Но здесь нужно напомнить, что авторство, даже с приставкой «со» — это не только право, но ответственность и обязательства.

И вот здесь поговорим о значении, которое имеет издание книги о государственных переворотах на русском языке. Нравится нам или нет, но теперь в России, в широком сознании, государственный переворот воспринимается как вопрос, которым можно заниматься без специального допуска, распространяется за пределы строго криминальной сферы и переходит из категории недопустимого в категорию «а почему бы и нет?». И Платошкин несет свою меру ответственности за это введение.

Теперь к вопросу зачем? Каковы были побудительные мотивы? Лично для себя? Для расширения своего научного кругозора? Очень сомнительно. Человек, владеющий языком, едва ли будет утруждать себя фиксацией перевода, если легко работает с оригиналом. Более того, владеющий в достаточной мере языком предпочитает оригинал, чтобы иметь дело с тем, что написал автор, а не переводчик. Даже если переводчик ты сам. Так что личный интерес сомнителен и просматривается сторонний заказ в той или иной форме, на тех или иных условиях. Косвенно факт внешнего заказа подтверждается тем, что в списке переводов Н.Н.Платошкина[2] значатся только три книги и только Эдварда Люттвака. (На этом факте мы подобнее остановимся ниже) То есть Платошкин не собирался, явно не собирается специализироваться на переводе как виде деятельности. И перевод трех книг Люттвака для него вызван какими-то внешними побудительными причинами.

Почему именно Платошкин? Неужели мало в России и мире агентств, где сделают качественный перевод?

Опять же по своему опыту технического перевода я знаю, что даже технический текст, где особого места для литературных изысков нет, отдают для разных целей разным переводчикам. Если требуется техническая точность, то это лучше к предметному профессионалу со знанием языка, который использует нужные термины, точно передаст функционал технического устройства, но может упустить времена или склонения. А если текст нужен, к примеру, в рекламу, то это лучше к лингвисту, который даст легко воспринимаемый, привлекающий потенциального покупателя текст, а технические подробности потребитель найдет в инструкциях и руководствах.

В данном случае, скорее всего, речь идет о первом варианте. Выбор Н.Н. Платошкина как переводчика книги, явно обусловлен не квалификацией как лингвиста, но знанием предмета и научными интересами. На 2012 год он уже выпустил монографии: «Жаркое лето 1953 года в Германии: впервые о восстании рабочих в ГДР», «Гражданская война в Испании.»[3], «Убийство президента Кеннеди. Ли Харви Освальд — убийца или жертва?», «История Мексиканской революции: в 3 томах», «Чили 1970—1973 гг.: Прерванная модернизация.», «Интервенция США в Доминиканской республике 1965 года.». То есть продемонстрировал высокую научную квалификацию в области переворотов, революций и пр. А самое главное – искренний личный интерес к теме. Так что обращение в Н.Н. Платошкину для перевода «Государственного переворота …» вполне обоснованно.

Мы говорили о работах Платошкина до 2012 года. Однако более поздние его труды выдержаны в том же духе. «Сандинистская революция в Никарагуа: предыстория и последствия», «Гренадская революция и интервенция США (1979—1983 гг.)», «Че Гевара», «Танго со Смертью» (книга об истории Аргентины с акцентом на переворотчика Хуана Перона). И это только подтверждает, что идеи переворота являются глубоким и искренним интересом Платошкина. По сути, мы имеем дело с интеллектуальным переворотчиком.

А теперь давайте взглянем на хронологию событий, которая представляет серьезный интерес:

Переводы Платошкина опубликованы:

2012: Люттвак Э. Н. «Государственный переворот: Практическое пособие»

2016: Люттвак Э. Н. «Стратегия. Логика войны и мира.»

2016: Люттвак Э. Н. «Возвышение Китая наперекор логике стратегии»

Этим деятельность Н.Н.Платошкина в качестве переводчика ограничилась.

А вот здесь напомним, кто такой Эдвард Люттвак: Помимо всего прочего это действующий политический консультант Государственного департамента и Министерства обороны США. Старший советник Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон). Бывший советник президента Рейгана. Системная привязка очевидна, как очевидны заказчики и в чьих интересах работал и работает Люттвак.

И как раз после 2016 года начинается активная «раскрутка» Платошкина как оппозиционного политика. Он появляется на телевидении. В него вкладываются серьезные ресурсы. Согласитесь, интересно. У нас много докторов наук с нереализованными амбициями. Но ресурсы вложены в того, кто перевел три книги Люттвака.

Просматривается следующая гипотеза:

Где-то во второй половине 2000-х Платошкин обратил своими работами на себя внимание людей, заинтересованных в продвижении работ Эдварда Люттвака в России и на русском языке. К сведению, с мая 2004 по 2006 годы Платошкин работал в должности вице-консула в консульстве России в Хьюстоне. В прочем, это не имеет особого значения в современном уровне развития технологий связи и транспорта. Судя по развитию событий вплоть до настоящего времени, заказчики имели не только научный, но и общественно-политический интерес. И перевод был поводом для знакомства и возможностью узнать друг друга глубже. Предложение было сделано. И было принято. Перевод Люттвака стал с одной стороны тестом на профпригодность. А с другой стороны тестом на лояльность. Очевидно, что переводчика и де-факто соавтора действующего политического консультанта Государственного департамента и Министерства обороны США хорошо примут в одних кругах и не примут в других.

К 2016-м году переводы были сделаны, тесты пройдены, а решения приняты. Переводами больше не занимаемся. Зато началась «раскрутка» Платошкина на общественно-политическом поле.

Для чего «раскрутка» – теперь нам яснее ясного – для государственного переворота.

Надо делать выводы.


[1] https://ru.wikipedia.org/wiki/Государственный_переворот,_практическое_пособие

[2] https://ru.wikipedia.org/wiki/Платошкин,_Николай_Николаевич

[3] Кстати, с интересом прочитал сам. Рекомендую.