122 просмотров

ИНСТИТУТ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ЛИЦЕНЗИРОВАНИЯ

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ И ЛИЦЕНЗИОННАЯ ПРАКТИКА БИРЖ

1.

Лицензия – правовой документ производителя продукта, суть которого разрешение права на использование, эксплуатацию копии, версии, или самого продукта.

У Интеллектуального Производства появится своя специфика лицензирования. Почему появится? Потому что ничего подобного ранее не было.

Тысячи лет хитрые люди, которые собирали интеллектуальные продукты, превращая их в свою собственность и торгуя ими с неприличным гешефтом по всему миру, говорили простакам о трех версиях того, почему интеллектуальная собственность невозможна. Первая – платоновская: ты получил Идею, озарение от высших сил, поэтому ты только носитель, не более того, а все дни за столом, в лабораториях, и бессонные ночи обдумывания проблемы — не в счёт. Вторая – интеллект – мировое достижение всех, это такой коллективный продукт, который принадлежит всем, потом идеи бродячи, вечны, поэтому могут и, вечно бродя, использоваться. Третье – Интеллект настолько перемешан, что выявить, где теперь чьё невозможно, поэтому не надо и стараться.    

Все три аргумента по поводу того, чтобы не стараться перевести интеллект в товар, принадлежат тем, что уже имеет его как товар, используя, торгуя, манипулируя …. в режиме чёрного рынка. И все, кто торгует, прекрасно знают, кому что принадлежит. 

Времена меняются и авторы новых Знаний не спешат объявить свои работы общечеловеческими. Хотя бы потому что общечеловеческими они не являются, а являются, к примеру, у меня на 70% строго авторскими при 30% интеллектуальной ренты предшественников.

Это значит, что процесс перевода интеллектуального сырья в интеллектуальный товар и его оборот – на пороге.

 

2.

Возникает вопрос, как будет интеллектуальный продукт использоваться. Ведь есть крайне серьезная разница между купленным огородным огурцом и «Концептом о Троичности Права». Огурец покупается и съедается, он товар разовый.

Вот и возникает соблазн сказать: в отличие от огурца Знания действительно вечны. Но так ли это?

Давайте проведём эксперимент с читателями: 1. дайте знание Закона Ома 2. Ответьте, сколько раз вы применяли это Знание и с какой целью?   

Статистика такова: 98% случайных людей не знают Закона Ома, тем более не могут его сформулировать. Значит Закон не имеет всемирного распространения, хотя это самый близкий для пользования Закон массами – ключевой закон в мире электричества.

О применении Закона можно и не спрашивать. Это значит Закон не имеет всемирного распространения не только в мозгах людей, но и на практике. Тогда кто поддерживает весь свет в стране и в мире? Правильно, те самые 2% знающих. Но кто эти знающие? – Это — лицензированные специалисты, допущенные к Энергетике. И никак не иначе. Как видим, по Закону Ома такая же Логика, что и с огурцом – покупка такая же разовая, как и потребление.

Нас спросят: а воспроизводимость? Огурец съел – и его нет, а Закон Ома не исчезает.

Посмотрим: огурец съели, а семя осталось, оно дало такой же огурец на следующий сезон. То же самое со Знаниями.

Далее, проведите умозрительно ещё один эксперимент. Опросите двести миллионов человек, сколько будет 1+1? Вы будете хохотать – ну все же знают! Вы уверены? А если эти 200 миллионов – младенцы? Где же великое распространение знания? 200 миллионов по определению не знают, что такое 1+1, и чтобы ребенок это узнал, нужна целая процедура выращивания этого «огурца 1+1» в голове.

А все ли хотят выращивать огурец 1+1 в своей голове? 

НЕТ! НЕ все! Это значит Знания не только не имеют общемирового распространения, не только желаемы, но они могут быть проклинаемы, гонимы и отвергнуты! Это мы не говорим по тяге ко лжи, фантомам, грезам, самообману! 

Всемирность Знания и его вседоступность — ложь. 

 

3.

Это говорит о том, что нам предстоит Эпоха Лицензирования Знания – получения права на его использование. – От механизмов, которые гарантируют как раз наличие Знания.

Это особо важный момент, который от лихорадки неприятия самой процедуры лицензирования, мало понимает человек. Жадность от того, что от него уходит дармовщина, застит глаза. Между тем надо порассуждать.  

Лицензия – явление двойного значения.

Первое требование лицензии – гарантия, доказательство, что передается (продаётся) именно Знание (а не липа, туфта, ложь, сырье). Второе требование – чётко определить место, время, отрасль, уровень и объектность применения.

Как мы можем понять, без этих составных Знание просто неприменимо, он даже вредно. Давайте Законом Ома душить младенцев – мол, давай Пашенька, читай, будешь умнее всех! Или давайте требовать апории структуральной Морфологии Сказки Проппа с сортировщицы макарон – у нас не останется сортировщиц макарон и Пропп будет извращен.  

Обратим внимание, что сортировщица макарон может только извратить апории Морфологии Сказки Проппа. А значит лицензия защищает само Знание от самого носителя! То есть лицензия спасительно ограничивает применения, чтобы право не соскользнуло в произвол! Лицензия форматирует отраслевое применение. Давайте сделаем обратный прием — специалиста по Проппу поставим без лицензии (!) сортировать макароны. Порча гарантирована. 

Вторая роль лицензии – правовая: право на использование Знания. Очевидно, что сертифицированное, лицензированное знание будет для человека формой развития, тогда как произвольное обращение с ним – формой деградации.

Наконец про огурец. Ведь огурец, чтобы попасть на прилавок проходит те же процедуры лицензирования. Ведь вам важно купить огурец без ядов? Важно. И понятно, чтобы никто огурец не продал тому же младенцу.

 

Как видим, чтобы понять очевидность, нужно только разъясниться. Процесс лицензирования Знаний – ближайшее будущее. Мы начали первыми в рамках биржи УСИБ.