76 просмотров

ГОРОДСКАЯ ГАЛЕРЕЯ ЛЕОНИДА БАРАНОВА

С.Н. Магнитов

ГОРОДСКАЯ ГАЛЕРЕЯ ЛЕОНИДА БАРАНОВА

вместо концепции фамильной галереи в Городе Первоуральске

1.

Художник, который заработал личное бессмертие, может обессмертить свой Город. Для этого нужно создать авторскую, Фамильную, галерею.

Но кто зарабатывает право на Фамильную Галерею, способную обессмертить Город?

 

Баранов, я в этом не ошибусь, самый узнаваемый художник в России. Он создал художественный Мир, который моментально узнают миллионы людей. И тоскуют по нему. Потому что это мир их предков.

Феноменальность барановского мира в том, что изображая нашу Почву, русскую деревню, главных героев – Деда и Бабу – он её показывает с невероятным оптимизмом – так как будто ничего не ушло, всё здесь, всё рядом – только выйди за порог! И все приемы, которые кажутся вроде бы неуместными, вызывают восторг. Это самое невероятное достижение художника — в том, что все приёмы, которые могли бы вызвать сомнение, не вызывают сомнения.

Моё знакомство с Барановым началось в Билимбае, в музее, с картины, которая меня поразила невероятной попсовостью. На ней был изображен Дед, несущийся залихватски на скейте вниз крутой горы. Ну, думаю, попсятники, и до дедов добрались! Действительно на первый взгляд картина вызывала осуждение в спекулятивности – когда соединялось несоединимое, невозможное – для эмоционального удивления и взрыва эмоций. Так работают постмодернисты, гонясь за быстрой копейкой – соединить несоединимое, удивить, поразить – и сорвать куш. Пририсовал женщине третью грудь – и дело сделано, попробуй скажи, что неоригинально. Деградирующая попсятина у меня всегда вызывала отвращение. Хотя я понимал, что всем нужна своя корова, чтобы её доить и кушать.   

Но картина с дедом на скейте застряла у меня в сознании. А я себя знаю: значит что-то было в ней сущее. Мусор из моей головы улетучивается моментально. А тут нет. В чём дело? И после некоторого времени я понял, что дед мне напоминает моего деда и его неубиенность. Мой дед прошел всю войну, шофёр на Ладожской дороге Жизни, а для водителей — смерти, сотни раз за четыре года под снарядами и пулями – и его возвращение домой считалось чудом. И вот я понял: дед на скейте мне напоминает Неубиенность Нашего Корня — молодость и живость этого корня! И этот переданный дух неубиенности, молодости, залихвата вдруг стал требовать от меня довести до ума анализ картины. Тема – дед — непопсовая. Что-то в картине рождает ощущение победительности! Русская деревня на фоне – не тема для постмодернизма. Мой дед в 1944 году пересел на легковую немецкую машину и рассказывал, как он уносился на ней от преследования немецкого самолёта. Это был смертельный скейт. И я вдруг понял, что это мой дед, несущийся от немецкого самолета с весёлым драйвом (так дед рассказывал: мол, не поймал, даже не задел!). Тем более он был очень похож на героя картины. Только без бороды.   

А потом стали появляться в разных местах картины, которые я стал моментально узнавать по стилю и героям. И когда я понял, что передо мной всплывает Русская Атлантида – наша почва со всеми невероятно близкими интонациями и сокрушительным оптимизмом – я понял, что появился художник, который влез к нам всем в душу, пустил нам душевные корни, поселился и теперь будет жить.   

 

Потом были десятки вещей в разных источниках, в интернете: я просто поражался способности автора двух не самых мобильных персонажей запустить в невероятное количество сюжетов и не изменить главной тональности всей серии – Мы Есть и Будем!  

Если мы хотим дать людям заряд оптимизма не примитивным путем, а обращаясь к подноготной каждого – предкам, дедам и бабкам, чтобы увидеть их вживе, в темпе, драйве – то надо собрать картины в Фамильной Галерее. Это как раз тот случай, когда эффект создаётся единым стилем картин и манерой изображения. Это я давно понял, выделив Гогена – самого узнаваемого по стилю художника, который создав Мир Гаити, стал наиболее продвинутым среди пост\\им\прессионистов. Его залы в музеях сразу создают эффект особенного мира. Так и здесь: тридцать-сорок картин Баранова создадут Авторский Феномен Первоуральска – Галерею Баранова, куда будут приезжать тысячи, чтобы просто встать в центр зала и окунуться в своё детство, юность, увидеть свою деревню, своих дедов и прорастать их духом оптимизма, неувядаемости и неубиенности.

Чтобы продолжить традицию – быть Миром Неубиваемой Жизни.