В ЧЬЕЙ СОБСТВЕННОСТИ РУССКИЙ ЯЗЫК?

Мир меняется стремительно. То, что вчера было невероятно – сегодня обыденность. То, что мы вчера не замечали, – сегодня массовый факт. Не говоря уже о смартфонах, о которых мы раньше думать даже не могли. Да, мы живём в век невиданных раньше вызовов, а значит и невиданных раньше решений. Я подниму вопрос о собственности на язык, Русский Язык.  

Давайте подумаем. Вот есть постоянно работающий русский язык. А кому он принадлежит? Причем нас интересует не столько собственность, сколько ответственность: кто отвечает за судьбу языка? Вопрос собственности интересен постольку, поскольку отвечать может только владелец.

Язык есть результат колоссального труда многих поколений людей. Подчеркиваю – это труд. Напоминаю, язык – не просто извлечение звуков, а труд по созданию Системы Языка. Поэтому Язык есть колоссальная ценность. Но эта ценность, по сути, бесхозна. Нет органа во власти, который бы отвечал за Язык. Академические институты во внимание не беру, потому что полномочий у них нет никаких и ни на что.

Нам скажут: Но Язык явление нематериальное, как его в собственность взять?

Но я напомню, что понятие нематериального актива давно в ходу. Язык и есть нематериальный актив. И управлять ими научились давно. Давно налажена торговля нематериальными активами. Поэтому акционирование русского языка – дело вполне понятное.